Ленинград Кораблик

 

Купчино. Исторический район

Герб Купчино

 

  

Орден Красного Знамени

Орден Ленина

Орден Ленина

Медаль Золотая звезда

Орден Октябрьской революции

История    Современность    Перспективы    Путеводитель    Описания    Статьи    Архитектура    Транспорт    Фотографии    Видео    Разное

Поиск по сайту   

 
 

 

У меня ещё есть адреса

Эволюция петербургских номерных табличек

 

 

Каждый город говорит с нами. Один путано и неразборчиво, другой – излишне навязчиво и дотошно, словно беспокоясь, что мы чего-то недопоняли. Громкоговорители давно убрали с улиц (те, что остались – только для чрезвычайных ситуаций), это продиктовано тем, что в общественном пространстве любой дополнительный источник звука сильно действует на психику людей. Звуковое сопровождение светофоров, хоть и способствует безопасности незрячих, тем не менее, не очень приживается у нас. Таким образом, коммуникация сводится к зрительной и тактильной информации, которую нам передаёт городская среда. Тактильными средствами можно назвать различные заборы, ограды и другие физические препятствия (в самом деле, мы совершенно явно ощутим, если наткнёмся на что-то подобное). Также носителями осязаемых сообщений могут служить различные опоры, перила, пандусы, специальные спуски с тротуаров к проезжей части, фактурная разметка для слабовидящих, навигационные элементы (в т. ч. с подсветкой), встроенные в тротуар и пр. Все проектные проблемы и перспективы, связанные с тактильными объектами, очень интересны и заслуживают отдельных исследований, но я в своей небольшой статье хотел бы сосредоточиться на визуальной составляющей городской общедоступной информации.

С классификацией носителей различных необходимых сведений всё более-менее понятно: это дорожная разметка, дорожные знаки, информационные стенды, навигационные указатели, шильды с информацией о расположении люков и колодцев, адресные таблички с номерами домов. Именно последним и посвящена эта статья.

Всем знаком хрестоматийный номерной знак. С детства мы встречали его на картинках. Сам номер стал универсальным образом – «знаком номерного знака».

Классический аншлаг (именно так официально именуются таблички на зданиях) представляет собой эмалированный профилированный щиток из металла. В центре чёрным по белому нанесён номер дома, на нижней дуге щитка – название улицы. Сверху таблички имеется козырёк с «домиком» в виде треугольной призмы, повёрнутой ребром к зрителю. На окошечках призмы, закрытых стёклами, повторён номер. Встречаются также знаки без стёкол – цифры прорезаны в металле. Изнутри «домик» подсвечивается, свет падает на щиток, и одновременно делает более заметными боковые цифры.

Все сохранившиеся в Петербурге знаки данной модели – советского производства, однако сам прототип – дореволюционный. Несмотря на свой солидный возраст, номер чрезвычайно функционален: контрастную надпись видно издалека, имеются дополнительные элементы, облегчающие распознавание дома при движении вдоль улицы, подсветка не даёт сбиться с пути в тёмное время суток. Многих подобных характеристик напрочь лишены современные аншлаги.

Встретить старые знаки сейчас довольно проблематично. Это не удивительно, ведь со времён их юности сменилось уже 3-4 поколения номерных конструкций. Однако энтузиастам всё же удаётся выследить последние, стремительно исчезающие, экземпляры. Неплохая коллекция фотографий собрана на сайте "Архитектура Петербурга".

Возможно, что и сейчас, в 2015 году, классические модели можно встретить где-нибудь на окраинах центра города, ближе к промзонам. В районах сталинской застройки относительно много тёмных силуэтов старых табличек с отверстиями, оставшимися от креплений.

В Купчине знаки дореволюционного образца можно было наблюдать, например, на деревянных строениях Витебской Сортировочной улицы. Ещё в 2009 году знак приличной сохранности украшал дом 9, который позже, наравне с другими деревянными постройками, пошёл под снос. Остаётся призрачная надежда, что хотя бы знак как-нибудь осел в чьей-нибудь частной коллекции.

Следующая по времени конструкция относится, по всей вероятности, к 50 годам XX века. Это, в частности, можно заключить по начертанию шрифта. Раньше я думал, что эти таблички были вроде «парадных», так как замечал их только на Невском проспекте. Но данная модель встречается и на Петроградской стороне, и в окраинных районах (ближайший знак к Купчину знак – на набережной реки Монастырки, недалеко от Александро-Невской Лавры).

Внешность знака претендует на изысканность: общие пропорции довольно гармоничные, криволинейные декоративные элементы рамы круглого плафона покрыты латунным напылением. Шрифт надписей довольно изящен, но название и номер сложно рассмотреть, стекло плафона часто покрыто грязью. Впрочем, даже если стекло чистое, номер всё равно трудно прочесть из-за преломления света и потери контраста надписи. К большинству знаков подведён электрический кабель, но я ни разу не видел, чтобы подсветка функционировала. Некоторые модели имеют небольшой козырёк.

Трудно судить о том, насколько широко были распространены эти знаки. С одной стороны, их присутствие и следы можно обнаружить большей частью в центре города, с другой – они встречаются и в некоторых промзонах. Можно предположить, что эти модели не сменили дореволюционные образцы, а существовали параллельно с ними. По крайней мере, на домах в районе станции метро Ломоносовская, построенных в середине 50-х, встречалась именно модель с «домиком», описанная выше.

Самой, пожалуй, массовой моделью номерной конструкции была модель 70-х. Она встречалась повсеместно – как в центре, так и на окраинах. По сути, это укрупнённая и лишённая «украшательств» версия старого, раннего советского и дореволюционного знака. Рама в виде треугольной призмы из профилированного металла с двух сторон закрывалась матовыми стёклами с номером дома, внутри  располагались лампочки подсветки. Белая табличка с названием улицы вешалась под призмой. Иногда стёкла заменялись оцинкованными металлическими листами с прорезанными в них цифрами, причём были различные варианты: иногда, к примеру, цифры состояли из множества маленьких сквозных отверстий.

Что касается шрифта знака, то это был трафаретный шрифт без засечек с незакрашенными перемычками. Контрастные надписи были хорошо различимы с дальнего расстояния.

   

 

  

       

 

Хрестоматийный номерной знак

Источник

«Парадная» модель номерного знака

Источник

«Пирамидка», знак образца 70-х гг.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

«Пирамидка» на Гамбургской площади

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

       

  

     

Табличка с рекламой, середина 1990-х гг.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

Табличка с рекламой, середина 1990-х гг.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

Табличка 1990-х гг. на Гамбургской площади

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

           

  

   
 

«Юбилейная» табличка в историческом центре. 2002-2003 гг.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

«Юбилейная» табличка в на Софийской улице. 2002-2003 гг.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

           

  

     
 

Табличка 2002-2003 гг.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

 

Табличка 2002-2003 гг.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

 

Таблички «парижского» образца. Модификация для исторического центра 2011 г.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

           

  

     

Новейшие таблички «парижского» образца. Модификация для исторического центра 2011 г.

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

Новейшие таблички «парижского» образца. Модификация для окраин. 2011 г.

             Фото Алексея Веселова  май 2011 г.                                            Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

           

  

   

Номер дома, нанесённый на стену пятиэтажки в Купчине

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

Номер дома, нанесённый на стену точечного дома на Софийской улице

Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

           

  

   
 

Нестандартные аншлаги, изготовленные специально для новостройки

                     Фото Алексея Веселова  май 2011 г.                                                                                          Фото Алексея Веселова  май 2011 г.

 

   

 

В целом, особенно для нешироких улиц в центре, знак выглядел несколько громоздким и чужеродным. Однако лично для меня он не был раздражающим – привлекал к себе внимание только тогда, когда нужно было сориентироваться.

Интересно, что знак относится к 70 годам, то есть ко времени брежневок, какие же знаки устанавливали на дома конца 50-х и начала 60-х, то есть на хрущёвки? По всей вероятности первоначально номер дома писали крупно на глухих участках стен, а подсвечивался он настенными светильниками. В Купчине и сейчас, как на старых, так и на более поздних домах можно увидеть трафаретные надписи.

Также новостройки могли комплектовать и номерами предыдущих моделей, которые позже были заменены на модели 70-х. Пожалуй, модель «пирамидка» (это народное название, на самом это, конечно, призма) была не только самой массовой, но и самой «долгоживущей» разновидностью аншлага. Вплоть до начала 2000-х годов она присутствовала практически на каждом здании. Только в процессе подготовки к трёхсотлетию Санкт-Петербурга дизайн городских табличек стали обновлять.

Впрочем, ближе к концу 90-х появился ещё один вид аншлагов, они встречались практически исключительно в центральной части города. Это простые сине-белые эмалированные пластины с номером дома, флагом и гербом Санкт-Петербурга и названием улицы, также дублированным латиницей. Нижняя часть таблички занята рекламой. Любопытно, что некоторые компании уже перестали существовать, или сменили сферу деятельности и фирменный стиль (например – «Дельта-Телеком»), а их логотипы по-прежнему на номерах домов. Это тоже своего рода исторические артефакты.

В Купчине такую модификацию номерного знака можно заметить на здании филиала Таможенной Академии на Гамбургской площади. Площадь, до этого безымянная, была названа в честь города-побратима Санкт-Петербурга 20 октября 1997 года.

В 2002-2003 годах «лица улиц» Петербурга стали приобретать новое выражение. В предъюбилейном городе производилась самая масштабная за все предыдущие годы замена номерных знаков. Для исторического центра и для окраин были разработаны разные варианты табличек.

«Историческую» модель устанавливали комплексно, сразу на целые кварталы, к примеру, на реконструированную Малую Садовую улицу и прилегающие к Манежной площади здания. К 2004 году знаки можно было видеть во всех центральных районах.

По сути, новый знак представлял собой вариацию на тему классического – та же призма с окошечками наверху и закруглённый щиток внизу. Теперь, правда, знак был выполнен единым изделием, что, несомненно, облегчало его установку.

Конструкция изготовлялась из чёрного пластика «под чугун». Обозреватель «Адресов Петербурга» Владимир Гусаров сравнил новую табличку с «привинченной к стене старой фуражкой». С тех пор как я прочитал его статью, не могу избавиться от этого сравнения. Действительно, в знаке присутствует что-то неуловимо-казённое.

Существовали две модификации – с чёрным или белым полем. По утверждению Леонида Кикина, таблички с чёрным фоном имели тёплую светодиодную подсветку, а белые – холодную люминесцентную. Мне на глаза попадались только модели, светящиеся желтоватым светом.

Шрифт надписей моделей «под старину» был недостаточно крупным даже для камерных пространств исторического центра – с противоположной стороны улицы номер был едва различим.

Располагались таблички, как уже было сказано, по большей части в историческом центре, однако были и исключения. В Купчине экземпляр с белым фоном можно увидеть на Софийской улице.

Для районов новостроек были разработаны лаконичные, если не сказать примитивные, таблички. Прямоугольный шильд с названием улицы и квадратный – с номером дома. Достоинством данного «произведения» является разве что хорошая читаемость с дальнего расстояния, да и то, контраст снижен из-за того, что используются не чёрные, а синие буквы. В целом, впечатление от знака такое, что кто-то просто распечатал на офисном принтере гигантское объявление. Впечатление усиливает шрифт Times New Roman, шрифт, установленный по умолчанию в небезызвестном текстовом процессоре производства фирмы Майкрософт. Дополнительное уродство надписи придаёт полужирное начертание (его в принципе следует по возможности избегать) и то, что шрифт механически сжат (sic!), чтобы надпись поместилась на табличке (а вот этого нельзя делать ни в коем случае – читабельность снижается в разы). Знаки настолько халтурны и отвратительны, что о них совершенно не хочется писать. Глядя на это убожество, с ещё большей ностальгией вспоминаешь аншлаги 40-х – 70-х. Надписи на них выполнялись профессионалами-шрифтовиками, которые представляли себе законы построения шрифта и умели с ним обращаться, в отличие от недоучек, получивших в распоряжение «компутер» и мнящих себя гуру. Да что там говорить, любой трафарет 80-х годов «выгул собак запрещен» на стене ограждения помойки выглядит настоящим шедевром по сравнению с новыми аншлагами.

Однако ничто не прекрасно и не ужасно само по себе, всё познаётся в сравнении. В 2010-2011 годах началась новая глобальная смена номерных табличек. На первый взгляд они кажутся гораздо лучше предыдущих, особенно «упрощённых». Но уже на второй взгляд понимаешь, что уродство без претензий всегда выглядит достойней, чем уродство с претензией.

Перед нами всё те же плоские эмалированные таблички, однако, теперь им придано сходство с развёрнутым свитком или геральдическим картушем. Декоративными завитками удачно замаскированы крепёжные саморезы, на этом список положительных моментов можно завершить.

Идея оформления аншлагов явно позаимствована в Париже. Говорят, что из-за брака печати зелёная рамка на петербургских знаках практически одного тона с синим полем, в зарубежных вариантах всё гармонично – рамка светлее, она зрительно «собирает» композицию. Можно долго спорить, является ли решение расположить белые надписи на синем фоне наилучшим, но бесспорно одно – на французских знаках шрифтовые композиции безупречны. На наших же – снова грубые, абсолютно случайные шрифты, и до полной неузнаваемости сжатые текстовые блоки.

О читаемости новых табличек говорить не приходится. На расстоянии мелкие буквы сливаются, различить что-либо нелегко, тем более в тёмное время суток – подсветка знаков в принципе отсутствует. Таксисты, особенно в районах новостроек, жалуются, что подолгу кружат по кварталу, не в силах отыскать номер нужного дома. На модификации для новых домов номера вовсе невидны, особенно если присутствует ещё и номер корпуса, что встречается довольно часто.

Глядя на новейшие таблички, с тоской думаешь даже об их не слишком выдающихся предшественниках, особенно о «чугунных фуражках», которые всё-таки худо-бедно вписывались в фасады старых домов, и выглядели, несмотря на несколько топорный дизайн, как-то солиднее.

К сожалению, «парижские» таблички распространены теперь повсеместно. Они практически полностью вытеснили всех своих предшественников, включая модели 2000-х годов.

Легко заметить, что с годами характеристики табличек только ухудшаются. Наиболее удачной можно признать модель 70-х, и, хотя она, конечно, выглядит неоправданно большой и старомодной, превзойти её современным аншлагам не удаётся. При сегодняшнем уровне развития технологий и материалов вполне реально создать компактный, функциональный и выразительный образец. Можно удачно сочетать металл, полупрозрачный пластик и светодиодную подсветку. Да, и, наконец, купить или разработать небанальный и выразительный шрифт, заплатить денег нормальным шрифтовикам – они в стране есть.

По причинам, лежащим вне проблем художественного творчества и даже вне экономической составляющей, всего этого не происходит. В данный момент я не вижу предпосылок для изменения ситуации.

 

   

Алексей Веселов

Ссылки по теме:

 

«Нумерация домов»  Петербургские номера домов  Обзор номерных знаков

Номерные таблички на форуме Citywalls  «Адреса Петербурга»

Светильник из старой уличной вывески

   

 

Каталог петербургских сайтов Санкт-Петербургский рейтинг        Рейтинг@Mail.ru Анализ содержимого сайта

Новое на сайте  •  Гостевая книга  •  Алфавитный указатель  •  Ссылки  •  О сайте  •  Почта  •  Архив

 

© www.kupsilla.ru 2007-2017