Ленинград Кораблик

 

Купчино. Исторический район

Герб Купчино

 

  

Орден Красного Знамени

Орден Ленина

Орден Ленина

Медаль Золотая звезда

Орден Октябрьской революции

История    Современность    Перспективы    Путеводитель    Описания    Статьи    Архитектура    Транспорт    Фотографии    Видео    Разное

Поиск по сайту   

 
 

 

Воспоминания коренной купчинки

 

 

Ираида Николаевна Васильева (в девичестве – Нуцкова) родилась в деревне Купчино в 1937 году. Часть детства и юности провела в родном посёлке.

Не смотря на то, что уже давно не существует ни посёлка, ни дома, в котором она родилась, Ираида Николаевна была и остаётся истинным Патриотом своей малой Родины.  Каждый год, в день сноса родного дома, она с близкими людьми посещает это место. Это стало традицией, поддерживаемой уже несколькими поколениями семьи Ираиды Николаевны.

   

 


 

 

 О названии

Всё это мне рассказывал мне папа и с его слов я могу рассказать вам. Когда царь Пётр уже построил Питер, он подарил своей жене землю – Царское Село. Он ей подарил эту территорию. И там началось строительство. Когда начали строить, то конечно, дорог то не было. Проложили такую дорогу напрямую – это где сейчас Витебская железная дорога. А раньше же ни машин, ни поездов, ничего же не было. Только лошади были и всё. Эта дорога называлась "Конка". И ездили по этой дороге на лошадях, из Питера возили стройматериалы. А тут были от Питера и до самого этого Царского Села  необжитые места, леса непроходимые, болота. И там завелись бандиты. Стали воровать вот эти повозки. И тогда царица распорядилась: на протяжении от Питера до Царского Села сделать поселения, поселить туда людей. А кому это интересно, ехать леса эти корчевать? И царица распорядилась, чтобы туда поселили всех виноватых. Кто-то налоги не платил, кто-то ещё в чём-то провинился, и их туда посылали, чтоб они обживали место. И стали люди строиться. Ну, с чего начинали? С лошадей, конечно! Все на лошадях, как могли, корчевали. Развернули домашнее хозяйство: лошади, коровы, куры у них и всё прочее. И, вот, когда повозки на строительство Царского Села ходили, они здесь покупали, как папа говорил – жрачку. И молоко, и яички, и мясо и вплоть, может, до готовых котлет. Ну, всё, что надо, они здесь покупали. Вот потому и назвали "Купчино". По тому, что это купчая часть дороги. Мне папа рассказывал это, я нигде не читала такого, это со слов папы.

 

 О деревне

С западной стороны железной дороги, севернее переезда была воинская часть. На той же стороне железной дороги, но уже южнее переезда стояли бараки. Назывался это посёлок машинистов. Там жили работники железной дороги. А дальше в сторону Шушар на железной дороге был семафор или светофор, большой железный. А от Куракиной дороги, севернее и была деревня. Что до войны, я не помню, а после войны в деревне было две улицы. Центральная – самая длинная улица по документам – называлась "Главная". Та, что ближе к железной дороге – не помню, как называлась. Но в деревне улицы называли: "Старая" и "Новая". "Старая" – та, что ближе к железной дороге, вела к церкви и кладбищу у церкви, которое тоже называли старым. На "Новой" улице у Чёрной речки тоже было кладбище в начале посёлка. Его называли "Новое кладбище". По обеим сторонам улиц были дома. Вдоль железной дороги текла река. Не доходя переезда она поворачивала и шла в сторону Обухова. У нас её всегда называли "Чёрная речка". Не далеко от железной дороги сейчас бензоколонка стоит. Там было кладбище, а бензоколонка стоит на месте церкви. Кладбище было от самой речки, был спуск к речке, после светофора и до самой до дороги. Там до самой войны хоронили. И на кладбище была церковь. Наш дом стоял напротив этой церкви. Я даже эту церковь деревянную помню. Мой дедушка в этой церкви старостой служил. Церковь эта работала до самой до войны. Мне было четыре года, но я помню деревянные ступеньки, и как я по ступенькам поднималась, держась за деревянные перильца.

До войны был колхоз имени Тельмана. После революции он появился. До семафора жилища деревни были, а дальше – колхоз. В колхозе был скотный двор, правление колхоза, школа, колхозный клуб. Жили состоятельно. У папы было что-то около восьми коров и лошадей, там и поросята были и куры. То есть жили за счёт того, что продавали проезжающим. А потом уже стали возить и в Питер на рынок. На Кузнечном рынке торговали. И моя мама тоже там торговала. Когда стал колхоз, что-то забрали в колхоз, но что-то и им оставляли. Каждому оставляли по одной или две коровы. Лошадь только одну разрешали. И земли раньше они имели сколько угодно, а когда стал колхоз, то им выделили участки несколько соток. Не помню, сколько. Когда мы в Овцино жили, то там каждому колхознику выделяли двадцать пять соток. Сколько было в Купчино, не помню. Наверное, столько же. А после войны нам пятнадцать соток дали, это я уже точно помню.

Началась война. Стали всех купчинских эвакуировать. Куда-то за Урал. Колхоз весь полностью увезли вместе со скотом. Потом стали всё ломать. Церковь разобрали первой, а потом почти все дома в деревне. Из брёвен делали землянки и на дрова шли. Снесли почти все дома в деревне. До войны в Купчине было 139 дворов. После войны – 38 или 39 дворов. До войны была деревня Купчино, после войны – посёлок Купчино.

Там, где церковь была, мы, купчинские, называли "Старое кладбище". Там хоронили вплоть до войны. Было и другое кладбище. Вдоль Чёрной речки. Это называли "Новое кладбище". Но церкви здесь не было. И часовни я не помню. Памятники помню. Мои родственники здесь были похоронены. Нуцковы было написано. Там хоронили ещё в 1961 году, а может и позже.

После войны из эвакуации стали возвращаться. В 1952 году и мы вернулись. Но уже не первыми. Место, где был наш дом уже было застроено другими. Папе дали другое место. В начале посёлка, дом 6.

После войны в посёлке были только жилые дома. Ни школы, ни почты, ничего в посёлке не было. Лечились на Московском проспекте. Почту приносил почтальон со Средней Рогатки. Дети ездили в школу на поезде. Паровозы тогда ходили, электричек не было. Ездили в город. Я училась на улице Ломоносова. Один из моих братьев учился на Малодетскосельском в 317 школе. Магазинов тоже не было. Только один был у железной дороги. У платформы со стороны посёлка железнодорожников.

Куракина дорога была замещёна булыжником. А в самом посёлке, когда после войны отстроились,  мужчины сами где-то договаривались и привозили что-то вроде щебёнки, камушки какие-то. По дороге рассыпали, разравнивали по дороге. Делали эти дороги.

По Куракиной дороге дальше был кирпичный завод. При нём посёлок. Там был добротный посёлок. И магазины, и клуб. Склады разные. После войны я на танцы в клуб туда ходила. А Рылеево не помню. Никогда не ходила туда.

Из Чёрной речки до войны пили воду. Вода была чистейшая. После войны не пили. Не из-за того, что вода была плохая, а потому, что колонку сделали на Главной улице, в конце деревни. И все к этой колонке приезжали. Кто с бочками, кто с чем приезжали. А речке мы купались. Бельё стирали. Папа там ловил рыбу. Но он не с удочкой сидел, некогда было, он был очень занят. Была у него сплетена из прутьев такая сетка. Он ставил её против течения и туда попадала рыба. Рыбы было много. Всем хватало, все в деревне рыбу ели.

После войны у всех были коровы. Мои братья: Фёдор и Николай были пастухами. Они пасли в полях стадо всех купчинских коров. Я сама ходила доить корову. Была и другая разная живность. У домов участки. А в домах у всех купчинцев обязательно стояла герань.

В церковь, кто ходил, ходили на Волковское кладбище, и кладбище Девятого Января. Там моего папу отпевали и похоронили. Папа умер в 1970 году, тогда уже не хоронили на купчинском кладбище.

Примерно в 1965 году собрали купчинских всех и сказали, что кладбища будут сносить. И, кто хочет перезахоронить своих, то бесплатно будут перезахоранивать. В 1971 году посёлок стали расселять, потом дома сносили. Последним, уже в 1976 году снесли наш дом.

 

 О себе

Я точно не знаю, историю не читала, было польское восстание. Поляки восстали против москалей. Когда это восстание подавили, то польского военного офицера сюда прислали и назначили его егерем. Это был пан Нуцкий. И вот оттуда наш род пошёл.

Мой дедушка, Иван Иванович Нуцкий, служил старостой в церкви. Раньше же не было паспортов. Я как-то в иконе нашла свидетельство о рождении какого-то из своих предков, точно не помню. Икона у нас была большая со стеклом и она запылилась. Мне уже было тогда лет пятнадцать. Я решила почистить. Я сняла эту икону, положила на стол, с задней стороны открыла, чтоб почистить там. И смотрю, там свидетельство о рождении какого-то моего предка. Раньше ж не было никаких сельсоветов, свидетельство выдавалось церковью. И я там прочла фамилию Нуцкий. А я же Нуцкова. Все мы были Нуцковы. Когда уже после революции стали выдавать паспорта, папа переиначил эту фамилию на русский манер. И когда я это прочла, подумала, какая ж я наглая?! Куда я влезла?! Это же секрет! Такая тайна! Я от страха быстро закрыла эту икону, повесила на место и никому в жизни никогда не говорила, что я знала, что мы род пана Нуцкого.

Попутно скажу, что папа мой перед тем, как сесть за стол, обязательно должен три раза на иконочку перекрестится. Потом, когда поел, встал из-за стола, он опять крестился. Вот этому учили с детства в школе, и у него это до конца дней так и осталось. Папа учился в церковно-приходской школе. Четыре класса. И это считалось высокое образование. Он кончил эту школу, но когда я училась классе в шестом – седьмом, то он помогал мне решать задачи и всё остальное. То есть четыре года их очень хорошо там учили. Кроме молитв, они получали хорошее образование.

Моя мама родом из села Кузьмино у Царского Села. Там она была первой женщиной трактористкой, её грамоту дали. Она вышла замуж за моего папу – за вдовца с тремя детьми. Это был 1931 или 1932 год. Близкие друзья сказали моему папе, что ни одна девка с ним жить не будет, сбежит. У него трое детей, шестнадцатилетний брат и восьмидесятилетний отец. Если он хочет, чтоб она у него жила, делай каждый год детей. Папа этим и занялся. До начала войны он ей пятерых нашлёпал. Когда блокада началась, у неё было восемь человек детей и девятым она была беременна. Блокада началась 8 сентября, а она родила 27 сентября. Когда всех эвакуировали она отказалась от эвакуации. Она мне говорила: поеду, пока еду, начну рожать, одного рожу, а вас всех потеряю. И она осталась.

Мой папа 1898 года рождения, его сразу в первых рядах на фронт не взяли. Потом его взяли, но в начале войны он нам успел и конины этой насолить и капусты. Мать осталась одна на всю деревню с восьмью ребятишками. Корова была только. Замполит воинской части Борис Александрович Чижов, он распорядился, чтобы солдат кормили в нашем доме. Солдаты приезжали и в таких больших котлах привозили пищу и у нас в доме расставляли на скамейки посуду и ели. А что остаётся у них в котлах, это нам уже доставалось.

Я родилась в 1937 году. Тогда это место называлось – деревня Купчино Слуцкого района Ленинградской области.

Мама раньше торговала молоком на рынке. А потом носила молоко домой каким-то людям на Рубинштейна. Это были состоятельные люди. Я даже примерно знаю, в каком доме они жили. Мать доила корову и молоко несла туда пешком. Из Купчина до Рубинштейна. Это на весь день. И они расплачивались хлебом. Мама набирала хлеба и несла домой. Но на дороге стояли военные посты. И эти военные, на постах, они уже её знали, что она ходила постоянно. И на каждом посту у неё требовали хлеба. Она на каждом посту отдавала часть хлеба. И нам она уже приносила очень мало хлеба. Резала по тоненькому-тоненькому кусочку.

Когда в Пушкине уже был немец, церковь солдаты разобрали. Они строили себе землянки. И сломали все купчинские дома. Три дома осталось от Куракиной дороги перед мостом, там командование пользовалось ими. Со слов мамы. И ещё один дом остался дяди Гани и Минеевские дома, Минеевы там жили.. И наш дом остался. Но до поры до времени. Его потом тоже снесли. В декабре 1942 года замполит Чижов распорядился, чтобы нас увезли оттуда. Солдаты воинской части всех нас вместе с коровой увезли на правый берег Невы, в Овцино. Это была немецкая колония. Тогда и наш дом солдаты разобрали. Ничего от него не осталось.

Мой папа на войне был ранен, в госпитале лежал. После госпиталя он к нам в Овцино приехал. Он работал в Овцино в колхозе конюхом. Но он очень любил свою родину. И он сразу после войны начал хлопотать, чтобы ему разрешили снова вернуться в Купчино. И после войны он снова построил в Купчино дом. Но раньше вернулись некоторые эвакуированные. Они тоже стали строиться. Когда папа приехал, на месте нашего дома уже построились другие. Уже был оформлен участок на других. И по этому папа построил дом в другом месте. У нового кладбища. Был дом Филипповых, Уткиных дом, а напротив Уткиных через дорогу был наш дом. А от речки был третий дом. Возвратились мы в Купчино в мае 1952 года. Всего у родителей было 14 детей. Старшая папина дочка ушла на фронт. Вторая устроилась где-то в Питере на овощную базу. Там и жила.

В 1959 году вышла я замуж. В 1961 году я из Купчина переехала на Московский проспект.

Когда выселяли всех, уже под большие дома готовили, всем предложили квартиры тут же не далеко, в Купчине. Но мама моя, она очень любила свою деревенскую жизнь и дом свой, который строила. Она сказала, что никуда не уедет и просила перевезти весь дом, как есть куда-нибудь за город, поставить, и она там будет жить. И был суд, её через суд выселяли. В общем, мама отказалась уезжать. Была долгая судебная волокита. Присудили ей эту квартиру, приехали, забрали у неё всё. Мебель, всякое имущество, всё забрали на ту квартиру, которую ей присудили, отвезли.

Суд был в 1971 году. Суд был, конечно, ужасный, ужасный. Её обвиняли в том, что она столько детей нарожала. И это судья, тоже женщина. Я даже возмутилась и сказала судье: "Как же вы можете такое говорить, вы же тоже женщина!". В общем, очень всё это было не красиво.

В общем, мебель увезли и всё увезли. Она осталась в доме. Собачка Татоша у неё осталась. Мама никуда не поехала. Она осталась без мебели без всего. Свет отключили. А рядом уже были дома – пятиэтажки. И, вот, она с людьми из этих домов познакомилась и ходила к ним за водой на квартиры. Её жалели. Принесли ей, кто что мог, какую то мебель. На чём спать, на чём есть, на чём сидеть. И она с 1971 и до 1976 года так нелегально жила в собственном доме. Детям потом дали площадь. Кому где. Мама даже ездила в Москву, просила разобраться. Вот, после поездки в Москву, детям дали жилплощадь.

Однажды она приезжает ко мне и говорит, что пришли и сказали ей, что шестого марта приедут, будут валить дом. День рабочий был, я собралась, на работе отпросилась. Приехала в Купчино. Смотрю, там всё окружено милицией. Мои братья и сёстры на дороге стоят. К дому никого не подпускают. А дом всего один и был. Все другие давно уже снесли. Вот, стоим, ждём. Через некоторое время выводят нашу маму. Два милиционера по бокам под руки, а третий сзади идёт с каким-то оружием за спиной у неё. И таким образом её вывели из дома к нам на дорогу. Потом подошёл бульдозер. Дом свалил. И тогда милиционеры отошли от мамы, отпустили её. А нам чего оставалось, маму взять и пойти. Один из сыновей её, Павел, её взял и в свою семью повёз.

Наш дом свалили 6 марта 1976 года. Но, поскольку мы любим своё Купчино, мы договорились приходить туда, где стоял наш дом. Ближайший выходной – это восьмое марта. Вот мы и договорились, что восьмого марта каждого года будем приходить к родному месту. Там, где стоял наш дом, сейчас остался камень от фундамента. И мы к этому камню приходим. Я приезжаю, привожу трёхлитровый термос с чаем и что-нибудь сладенькое к чаю. И мы там общаемся. Я завела вот такой календарик. И стала записывать, что и как, кто когда приезжал. Теперь, в основном, ходит молодёжь. Из старых одна я. Однако мы ходим по традиции, соблюдаем эту традицию. И в этот календарик это всё записывается.

Записано автором сайта 18 марта 2011 года.

 


 

           
 

Записная книжки Ираиды Николаевны Васильевой

 

           
   

Записная книжки Ираиды Николаевны Васильевой

 

       

Записная книжки Ираиды Николаевны Васильевой

 

       

Записная книжки Ираиды Николаевны Васильевой

  


  

 

   

 

Полный размер

 

Печать хозяина дома посёлка Купчино

 

Полный размер

 

 

 

     

  Фотографии семьи Нуцковых разных лет на месте снесённого дома

 

 

   

 

8 марта 2012 года

 

8 марта 2016 года, 40-летие сноса дома

 

 


 

 

     

 

Расположение первого дома
семьи Нуцковых            Снимок 1939 г.

Расположение второго дома
семьи Нуцковых              Снимок 1966 г.

Место , где находился второй дом
семьи Нуцковых              Снимок 2010 г.

 

 


 

Фотографии из архива Ираиды Васильевой

 

 

     

Купчино и жители посёлка                    Фотографии 1950-х гг.

 

Полный размер

Полный размер

Полный размер

 

 

 

       

Александра Дмитриевна Нуцкова

Николай Иванович Нуцков

На старом кладбище

 

У дома

 

Фото 1930-х гг.

   

Фото начала XX века

Фотографии 1950-х гг.

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

     

 

Купчинский переезд

 

У карьеров

 

Улица посёлка

 

Фотографии 1950-х гг.

 

Полный размер

Полный размер

Полный размер

 

 

 

     

 

Близ посёлка

 

У дома

 

Близ посёлка

 

  Фотографии 1950-х гг.

 

Полный размер

Полный размер

Полный размер

 

 

 

Различные документы из архива Ираиды Васильевой

 

 

   

Свидетельство о рождении Александры Дмитриевны Садовниковой (Нуцковой)

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

     

 

Свидетельство о браке
А. Д. Нуцковой и Н. И. Нуцкова

 

Свидетельство о рождении
В. Н. Нуцкова

 

Архивная справка

 

 

Полный размер

Полный размер

Полный размер

 

 

     

Свидетельство о рождении И. Н. Нуцковой (Васильевой)

 

Свидетельство о рождении  Александры  Николаевны Нуцковой

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

       

Различные страховые свидетельства

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

       

Различные платёжные и страховые свидетельства

Решение исполкома

 

 

       

Различные страховые квитанции

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

       

Различные страховые квитанции

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

       

Различные страховые квитанции и другие документы

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

     

Различные страховые квитанции и другие документы

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

       

Различные страховые свидетельства

 

       

Различные страховые свидетельства

 

 

   

Освещение (электрификация)

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

       

 

План участка и дома 1954 г.

 

Акты о сдаче скота жителями посёлка 1959 г.

 

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

       

Свидетельство о праве на наследство

Свидетельство о браке

Свидетельство о рождении

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

     

 

 

Грамота

 

Удостоверение

 

 

А. Н. Нуцкова

 

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 

 

       

Орденские книжки Александры Дмитриевны Нуцковой

 

 

     

 

Проездной билет к орденской книжке

Ордена "Материнская слава"

Проездной билет к орденской книжке

 

 

 

Полный размер

 

 

 

 

       

  Личная книжка матери Александры Дмитриевны Нуцковой

 

 

       

  Личная книжка матери Александры Дмитриевны Нуцковой

 

 

     

  Личная книжка матери Александры Дмитриевны Нуцковой

 

 

   

Личная книжка матери Александры Дмитриевны Нуцковой

 

 

     

Документы о выселении

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 

 


 

Видеоматериалы

 

 

 

Каталог петербургских сайтов Санкт-Петербургский рейтинг        Рейтинг@Mail.ru Анализ содержимого сайта

Новое на сайте  •  Гостевая книга  •  Алфавитный указатель  •  Ссылки  •  О сайте  •  Почта  •  Архив

 

© www.kupsilla.ru 2007-2017