Ленинград Кораблик

 

Купчино. Исторический район

Герб Купчино

 

  

Орден Красного Знамени

Орден Ленина

Орден Ленина

Медаль Золотая звезда

Орден Октябрьской революции

История    Современность    Перспективы    Путеводитель    Описания    Статьи    Архитектура    Транспорт    Фотографии    Видео    Разное

Поиск по сайту   

 

 

 

Через Купчино по рубежам Гражданской

 

Пламя Гражданской войны, полыхавшее над нашей страной почти сто лет назад, затронуло всех, кто жил в те нелегкие времена. Где-то, подобно огненному смерчу, оно выжигало города, поля, и души людей, где-то лишь опаляло лица своим безжалостным заревом. С тех пор многое стерлось из памяти, улеглось на полки архивов, покрылось городским асфальтом. Но не исчезло навсегда. И следы революционного прошлого можно найти даже у нас в Купчино. Об одной из подзабытых страниц «Той единственной Гражданской» и пойдет речь.

Май 1919 года. Петроград почти блокирован: с юга наступает Северный корпус под командованием полковника А. Ф. Дзерожинского, затем генерал-майора А. П. Родзянко, в Карелии – Олонецкая добровольческая армия «белофиннов» под командованием генерал-лейтенанта В. С. Скобельцына. В революционном городе не хватает продовольствия, топлива, многие жители разбежались, оставшихся косят эпидемии. Измотанная боями 7-я армия А. К. Ремезова отступает все ближе и ближе к городским окраинам. Петросовет во главе с Г. Е. Зиновьевым распоряжается эвакуировать все, что представляет ценность, и сам готов покинуть город. Рабочие протестуют, им этот шаг кажется предательством. Да и Советское правительство В. И. Ленина в Москве считает  по-другому: Петроград – колыбель революции, и его ни за что сдавать нельзя!

17 мая Совет рабочей и крестьянской обороны Республики срочно командирует в Петроград своего чрезвычайного уполномоченного – члена Реввоенсовета и представителя ВЦИК в СРКО И. В. Сталина. На следующий день после его прибытия в городе начинается мобилизация рабочих, организовывается патрулирование улиц, создаются военные курсы для мужчин и медицинские для женщин. Почти все работающие предприятия переориентируются на военные заказы, а на случай уличных боев по всему городу строятся баррикады, ведется беспощадная борьба с антисоветским подпольем.

И одновременно с этими мерами под руководством Сталина разрабатывается план защиты подступов к Петрограду, намечаются оборонительные рубежи вдоль северных и южных границ города. По этому плану вся территория города была разбита на три оборонительных рубежа. Южный рубеж обороны, о котором пойдет речь в этой статье, должен был пройти по линии деревень Рыбацкое, Купчино, Среднерогатская колония, Автово и выходил к Морскому порту.

 

Купчино Гражданская война                              Оборона Петрограда Гражданская война

Увеличить

 

Увеличить

 

В свою очередь, этот рубеж состоял из трех, а местами и четырех оборонительных линий, эшелонированных в глубину на 2-3 километра. Первая из них пересекала Балтийскую, Варшавскую и Витебскую железные дороги в районе нынешних Ленинского проспекта и улицы Типанова. Передовые окопы этой линии были выдвинуты к югу от деревни Малая Колония (находилась в районе современной площади Конституции).

А на на левом фланге укрепления тянулись вдоль Куракиной дороги (ныне – Альпийский переулок и Южное шоссе),  а затем, соединялись с окопами, идущими по краю Преображенского кладбища (ныне – кладбище Памяти Жертв 9 Января). Пересекая Николаевскую (ныне – Октябрьскую, московского направления) железную дорогу, линия выходила к Неве в районе деревни Мурзинка. Эти восточные укрепления должны были прикрывать город со стороны Колпино. Вторая линия шла позади первой – от устья реки Красненькой и вдоль ее течения. Пересекая железные дороги, она выходила в нынешний Московский район чуть севернее Чесменской богадельни (Чесменского дворца). Третья линия проходила гораздо ближе к городу, вдоль Путиловской (Соединительной) ветки железной дороги. Она тянулась от Путиловского (ныне – Кировского) завода, через Воздухоплавательный парк и Финляндский мост на правый берег Невы в Малиновку.

Возводимые на этих линиях укрепления должны были состоять из окопов с пулеметными гнездами и противопехотными кольями с колючей проволокой. Особое внимание уделялось местам возможного наступления противника вдоль железных дорога и шоссе. А окружавшие в то время город обширные пустыри очень подходили для ведения ружейно-пулеметного огня, и перекрестного,  и продольного в направлении ведущих в город дорог. По плану, эти линии не были предназначены для долгого позиционного противостояния. Их целью было временно удержать противника, дать возможность отступающей Красной армии перегруппироваться в городских кварталах и подготовиться к уличным боям.

Вся территория города была разделена на четыре боевых участка. Каждый из них отвечал не только за оборону своих улиц, но и за строительство укреплений на его окраинах. Участок номер четыре, называвшийся Невским, должен был укрепить территорию от Витебской железной дороги до берега Невы. А в случае удара противника – занять позиции на линии Купчино – Ново-Александровская. Сюда же, на линию Воздухоплавательный парк – деревня Купчино должны были в случае прорыва противника, отступить защитники 3-го боевого участка, расположенного в соседнем Нарвском районе.

Огневую поддержку защитникам южных рубежей Петрограда должны были оказывать 4-дюймовые орудия вставшего у Невского судостроительного завода эскадренного миноносца «Самсон». А со стороны Угольной гавани линию обороны прикрывали 12-дюймовые орудия линейного корабля «Севастополь» и других кораблей Балтийского флота. Так же были подготовлены несколько площадок для минометов и огневые позиции батарей.

Начальником участка № 4 был назначен коммунист по фамилии Арбузов. Для обороны Невского района и его окрестностей было выделено 5 батальонов, 4 пушки и 36 пулеметов. Ничтожно мало, но, скорее всего, больше и не было. Да и сами батальоны состояли из рабочих, которые по различным причинам (из-за возраста или здоровья) были признаны негодными к отправке в красноармейские части. Днем они трудились на своих предприятиях, а по вечерам учились военному делу.

В те дни Красной Армии удалось отбросить белогвардейцев от города. 21 июня 7-я армия РККА перешла в контрнаступление и в августе вышла на рубеж реки Луги, а 15-я армия А. И. Корка освободила город Псков. Сталин вернулся в Москву и возможно, план строительства укреплений на окраинах города так и остался бы нереализованным.

Беда грянула через несколько месяцев – сформированная из остатков Северного корпуса  Северо-Западная армия под командованием генерала Н. Н. Юденича при поддержке кораблей английского флота и частей эстонской армии, совершив стремительный бросок от Нарвы, 19 октября вышла к Павловску, Детскому Селу и Пулковским высотам. Многим в те дни казалось, что Советской власти в Петрограде наступил конец. Но никто не ожидал, что жители города, в основном рабочие, так яростно встанут на его защиту. Кроме того, из Москвы в Петроград для руководства организацией обороны 17 октября срочно выехал председатель Реввоенсовета Республики Л. Д. Троцкий, поскольку ситуация осложнялась с каждым днем, а город так и оставался незащищенным.

«Верховный главнокомандующий» Красной Армии энергично взялся за дело. Для организации вооруженной борьбы в черте города был воссоздан распущенный было Район внутренней обороны Петрограда (начальник Д. Н. Авров), создан Штаб внутренней обороны (начальник А. А. Бобрищев), а также районные штабы обороны во всех 11-ти городских районах. Руководителю работ по инженерной обороне Петрограда было предложено представить не позже 12 часов 22 октября точный план проволочных заграждений, увязанный с общим планом оборонительных работ. Заместителю начальника внутренней обороны поручалось проверять состояние оборонительных работ в разных районах города.

Тем временем 21 и 22 октября в полях на северных окраинах Детского Села  разыгралось кровопролитное сражение за обладание Пулковскими высотами. Заняв их, противник свободно мог бы корректировать артиллерийский огонь по лежащим как на ладони Путиловскому и Обуховскому заводам и их рабочим поселкам. Да и путь в город стал бы для него прямым как Международный (ныне – Московский) проспект.

Обе стороны бились с яростью, и трудно было предсказать, которая из них победит. Азарт противника и его уверенность в победе были настолько велики, что командующий 3-й дивизией генерал А. П. Родзянко объявил, что скоро он будет гулять по Невскому проспекту. Красноармейцам приходилось очень нелегко, штабом Петроградского укрепрайона в бой были брошены последние резервы.

А чуть ближе к городу, под грохот доносившейся канонады, рабочие-петроградцы занимались возведением оборонительных сооружений. При строительстве рубежа на Средней Рогатке потребовалось снести несколько жилых домов, загораживавших сектор обстрела, а около Путиловского завода – сжечь целую улицу.

Нам пока еще неизвестно, коснулись ли эти разрушения деревни Купчино, крайние северные дома которой оказались прямо перед отрывающимися траншеями. Находящиеся в открытом доступе сведения о строительстве этого рубежа очень отрывочны, и общую картину  можно представить лишь по сохранившимся фрагментам воспоминаний и газетным вырезкам.

На строительстве фортификационных сооружений работал весь пролетариат окрестных заводов. Участвовали не только работники и работницы, но и старики с подростками. Люди выходили в окрестные поля целыми семьями. Те, кто был сильнее, копали окопы и устраивали пулеметные гнезда, более слабые втыкали колья и оплетали их колючей проволокой. Всюду на пригородных огородах и пустырях были видны многочисленные группы людей, напряженно работавших, невзирая на осеннюю непогоду и слякоть.

Это были дни мощного революционного подъема. Сложно представить: днем петроградцы трудились на заводах и фабриках, вечером шли на земляные работы, а после них – обучались в рабочих отрядах штаба обороны. Один из участников этих событий вспоминал: «Все и вся слилось в единую волю, в единую мысль отогнать врага, отстоять дорогой нашему сердцу Красный Петроград... В те памятные дни язык фронта заразил и нас, а звуки пушечного грохота оглушили всех основательно».

Другой рабочий-путиловец так рассказывал об этих днях: «Наш штаб обороны совместно с районным комитетом партии, работал непрерывно, всех путиловцев мобилизовали на рытье окопов. По окончании работы на заводе, обедали в столовой. После обеда организованно шли рыть окопы. По окончании рытья окопов не расходились, а оставались на казарменном положении в боевой готовности. Таким образом, в течение дня в рабочие часы путиловцы готовили оружие, а после работы рыли окопы. Многие работали, не считаясь со временем».

В одном из документов тех времен – сообщении о состоянии Путиловского укрепленного района от 24 октября 1919 года сообщается, что «Укрепление Путиловского завода произведено по всем правилам военной техники. Имеются довольно глубокие окопы с ходами сообщений и проволочными заграждениями». Скорее всего, примерно в те же дни были укреплены подступы к Обуховскому заводу, и другие участки.

Известно, что окопы в районе Преображенского кладбища отрывали рабочие Обуховского завода. На территории созданного в июне 1919 года Московского района трудились рабочие «Скорохода», «Электросилы», Петербургского вагоностроительного завода (впоследствии – вагоностроительного завода им. И. Е. Егорова). Но, к сожалению, пока у нас нет информации о том, кто возводил укрепления в районе Воздухоплавательного парка и вдоль Куракиной дороги. И еще интересно было бы узнать, привлекались ли для этих работ жители деревень Купчино, Волково и соседних селений.

К последним числам октября строительство южного рубежа обороны с окопами, ходами сообщения, и оплетенными колючей проволокой кольями было в основном закончено. Несмотря на то, что его траншеи уходили вглубь обороны на 2 километра, его нельзя было назвать мощным укреплением. Ведь и оружия, и людей, которые должны были его защищать, было в обрез. Впрочем, к этому времени противник был уже далеко, с 25 октября красноармейцы гнали его в сторону Гатчины, которую белые сдали 3 ноября. Тем не менее, разные строительные работы на городских рубежах продолжались до 14 ноября 1919 года.

Вот так и получилось, что возведенная с такой самоотверженностью линия обороны сразу же утратила свое боевое значение. Ставшие ненужными окопы стали оплывать под осенними дождями, зарастать молодой травой. Но все же их очертания хорошо просматривалась на большой протяженности даже в 1939 году, когда строился Дом Советов на нынешней Московской площади. Так же к 1940 году относится упоминание о четко видимой линии окопов за Чесменской богадельней.

А в 1941 году, когда грянула другая, еще более страшная беда, старая оборонительная линия обрела вторую жизнь – по ней прошел самый крайний рубеж Внутренней обороны Ленинграда – Внешний обвод (передний край внешней полосы обороны).

Усиленная артиллерийскими батареями, дерево-земляными, сборными железобетонными и бронированными огневыми точками, противотанковыми рвами, «ежами» и надолбами, минными полями, колючей проволокой и электрозаграждениями, поддержанная орудиями кораблей и частей КБФ и прикрытая с воздуха балтийскими летчиками, она все долгие блокадные дни стояла на страже нашего города, готовая в любой момент остановить прорвавшегося врага. В 1943 году линию усилили бетонными дотами, и с этих пор она обрела имя, которым зовется по сей день – оборонительный рубеж  «Ижора».

 

Ольга Ясененко, Леонид Харитонов

 

Литература:

 

Героическая оборона Петрограда в 1919 году. Воспоминания участников. Лениздат. Ленинград. 1959.

Документы о героической обороне Петрограда в 1919 году. Сборник. Политиздат. 1941.

Караев Г. Н. Разгром Юденича. Государственное военное издательство наркомата обороны союза ССР. Москва 1940.

Корнатовский Н. А. Борьба за Красный Петроград. ООО «Издательство ACT». Москва 2004.

 

Каталог петербургских сайтов Санкт-Петербургский рейтинг        Рейтинг@Mail.ru Анализ содержимого сайта

Новое на сайте  •  Гостевая книга  •  Алфавитный указатель  •  Ссылки  •  О сайте  •  Почта  •  Архив

 

© www.kupsilla.ru 2007-2017