Ленинград Кораблик

 

Купчино. Исторический район

Герб Купчино

 

  

Орден Красного Знамени

Орден Ленина

Орден Ленина

Медаль Золотая звезда

Орден Октябрьской революции

История    Современность    Перспективы    Путеводитель    Описания    Статьи    Архитектура    Транспорт    Фотографии    Видео    Разное

Поиск по сайту   

 

 

 

«Одинокая на ветру»

Взгляд из зрительного зала. Заметки. Ощущения. Мысли

 

Попал я на этот спектакль благодаря статье моего доброго друга Оли Ясененко. То есть как попал, спектакли проводятся нечасто, зал не особо вместителен, в связи с этим, необходимо записываться сразу по мере появления соответствующего анонса. Анонс дают преимущественно в сети. А, поскольку я присутствую в сети регулярно, отследить анонс было не так уж и сложно.

Театр «Задверье» уже не раз упоминался в районных и городских новостях. Это самодеятельный детский творческий коллектив. Сами себя они позиционируют, как музыкально-драматический театр. Основная, и, как я понимаю, единственная сцена театра расположена в Купчине, на Софийской улице в здании, где некогда располагался кинотеатр моего детства «Факел», а ныне – подростково-молодёжный клуб "Центр современной молодёжной культуры «Факел»".*

 

 И вот я в «Факеле». Билеты выдавали по записи. После недолгого ожидания в фойе, нас пригласили в зрительный зал. Войдя в зал, я сразу же ощутил себя на спектакле. Зал был маленьким, почти квадратным. Три сценические стены совершенно чёрными, пол – абсолютно белым. Кресел в зале не было. «Четвёртая стена» представляла собой три длинных скамьи, различавшихся по высоте. За последней из скамеек располагались пульт и осветительные приборы. Сцена была больше зрительного зала раза в два. Промежутка между залом и сценой практически не было. Свет в зале был притушен. На сцене, в атмосфере полусумрака, стояла одинокая фигура. Человек в белом держал в руке зажжённую свечу, и оставался недвижимым всё время, пока заполнялся зрительный зал. Звуковым фоном было не совсем понятное мне хоровое пение, очевидно, теософской направленности.

Я занял место в первом ряду у самого края, с обратной стороны от входа в зал. Зрительный зал ещё некоторое время заполнялся людьми. В это время я отчётливо слышал детский шёпот слева за портьерой. Очевидно, юная артистка едва слышно проговаривала текст роли. Постепенно зал заполнился и действо началось.

Пересказывать постановку – совершенно бессмысленная и нереализуемая задача. Скажу лишь, что в центре сюжета судьба русской женщины Анны. И судьба её поистине трагична. Во время войны Анна теряет сына Пашку. Затем она пытается найти семейное счастье, но таковое Анне обрести не суждено. Все её мужья погибают. Дети отринули её. И она осталась одна. Одинокая на ветру...

Неожиданно выясняется, что её сын остался жив, а она похоронила как своего, чужого ребёнка. Казалось бы, это должно внести спокойствие в её душу, но этого не происходит. Анна приходит в церковь. Занимается уборкой. Знакомится со священником. Священник, он же – художник, пытается привести её к Богу. Но она всё видит иначе. О священнике же говорит, что художник он хороший, а священник – так себе. Анна хочет внести в храм чего-то своё, и украшает церковь цветами.

Анна умирает. Незаметно, буднично, тихо. Где-то в каком-то закутке за рукоделием. Но она продолжает мыслить, говорить, двигаться. Как же так? А это её душа! Смерть тела – не есть смерть души. Анна пытается осознать себя в этом, новом для неё, обличие. Она стремиться к людям, которые были ей дороги, и которым была близка она. И люди ощущают её прикосновение, разговаривают с ней. Всю её жизнь насквозь пронизывало горе. Но, может, это была проверка, испытание, чего-то ещё…

Священник, зная историю Анны, называет её святой. Он вносит в церковь картины, на которых лица знакомых Анне людей и она сама с сыном Пашкой. И Анна видит эти картины. И душа её радуется. Священник просит Анну благословить его, и чувствует, что благословение получено. Анна улетает. Душа её стремится к Богу и у неё ещё очень много всего впереди.

Общее впечатление – спектакль интересен, но при этом чрезвычайно сложен для восприятия. Даже для человека с большим жизненным опытом и сформированным мироощущением. Во всём повествовании сквозит религиозно-философский подтекст. Может ли спектакль в той или иной степени повлиять на формирование личности? Без сомнения, да! Хорошо это или плохо? Этот вопрос я оставлю без ответа.

Как уже писалось выше, зал и сцена – есть один объём, не разделённый чем-либо. Таким образом, всё происходящее на сцене, зрители наблюдают не издалека, а как бы находясь едва не в центре событий. Особенно это ощутимо в первом ряду.

Все актёры одеты в одинаковые безликие белые одежды. Несомненно, это осмысленная режиссёрская задумка. Все актёры босы. Светлые фигуры, кого бы они не изображали, хорошо видны как при ярком свете, так и в сумраке. Сценический реквизит немногочисленен. Особое внимание в спектакле уделяется языку жестов, пантомиме. Минимализм в бутафории, в этой связи, вполне оправдан. Всё время спектакля на сцене вёдра. Вёдра – это деревья, земля, ветер, колокола и собственно вёдра. Не менее широк диапазон и у актёров. Все они перевоплощаются на сцене неоднократно. Все кроме неё, главной героини. На протяжении всего действия, на лице Анны выражение горя, душевной скорби и душевного же расстройства. Лишь порой проскакивает скупая улыбка.

Нельзя не признать пронзительной проникновенности и в лицедействе молодых артистов. В немалой степени этому способствует игра света-тени, а также, музыкальное и шумовое сопровождение. Реалистичность передачи трагизма не всегда одинакова. Но в отдельных эпизодах чрезвычайно сильна и беспощадна. Не задаваясь целью следить за зрителями, я не мог не отметить слёз на глазах нескольких дам, сидевших неподалёку.

Убеждён, что публика в зале была изначально настроена благожелательно к актёрам и постановке. Но, думаю, вне зависимости от этого артисты по праву были вознаграждены долго не стихавшими аплодисментами. Признаться, смысловая нагрузка отдельных направлений постановки ускользнула от меня. Вероятно, в этих моментах был зашифрован некий тайный смысл... Тем не менее, я с большим удовольствием присоединился к аплодирующим, выразив таким образом благодарность самодеятельным артистам и всему театру «Задверье» за удовольствие от общения с прекрасным.

***

Очень обидно, что у меня нет ни одной фотографии спектакля. Я, хоть и любитель, но всё ж таки фотограф... Мне сказали, что во время спектакля снимать нельзя, и это вполне логично. Я технику и не брал. Как выяснилось впоследствии, снимать всё-таки было можно. Во всяком случае, с верхних рядов кто-то фотографировал со вспышкой. Возможно, это были администраторы или кто-то заранее договорился. Учитывая внушительный объём статических сцен, интересную проработку жестикуляции артистов, можно было бы составить неплохую фотогалерею, дающую объёмное представление о спектакле. Хотя, логичнее, конечно же, делать такого рода фотосессию специально, не во время спектакля и не в присутствии зрителей. Постановка, более чем, достойна того. Нелишним было бы, на мой взгляд, провести и видеосъёмку спектакля в полном объёме, дабы дать возможность как самим актёрам, так и их потомкам впоследствии увидеть действо со стороны собственными глазами.

У меня нет сомнений, что спектакль достоин того. чтобы быть показанным значительно более широкому кругу зрителей. Сложилось стойкое представление, что зрителями в настоящее время являются родственники, друзья, соседи, одноклассники самих актёров. Или друзья друзей, родственники родственников или ещё кто-то, тем или иным образом связанный с кругом общения выступавших. Это совершенно недопустимо малочисленная аудитория. С другой стороны, имеющийся зал не может вместить большее количество зрителей, а играть спектакли каждый день невозможно по простой причине – дети учатся. Тут уже следует ставить вопросы перед руководством района и города. А залы в районе есть. Уж если театру рукоплещут зрители Германии, неужто в нашей стране, в нашем городе не сыскать достойного места для заслуженного коллектива?

Нынче все помешались на патриотизме. Так и вот же вам простор для деятельности. Прославить наш район, город и государство – это ли не проявление любви к Родине. А всё что требуется – дать «зелёный свет» развитию театра.

Я не сомневаюсь, что при должном содействии властей, «Задверье» ещё не единожды порадует своим творчеством зрителей, займёт достойное место в мире искусства и откроет новые горизонты.

 

Каталог петербургских сайтов Санкт-Петербургский рейтинг        Рейтинг@Mail.ru Анализ содержимого сайта

Новое на сайте  •  Гостевая книга  •  Алфавитный указатель  •  Ссылки  •  О сайте  •  Почта  •  Архив

 

© www.kupsilla.ru 2007-2018