Ленинград Кораблик

 

Купчино. Исторический район

Герб Купчино

 

  

Орден Красного Знамени

Орден Ленина

Орден Ленина

Медаль Золотая звезда

Орден Октябрьской революции

История    Современность    Перспективы    Путеводитель    Описания    Статьи    Архитектура    Транспорт    Фотографии    Видео    Разное

Поиск по сайту   

 

 

 

Зелёное Купчино – живое Купчино!

 

 

 

Альбина Сергеевна Марр (в девичестве – Соловьёва) родилась в городе Верхоянске Якутской АССР в 1940 году. Закончила среднюю школу в Вологде с золотой медалью, поступила в 1-й Ленинградский медицинский институт им. академика И. П. Павлова. По окончании работала врачом фтизиатром в туберкулёзных диспансерах № 20 и № 17, районом охвата которых являлось и Купчино.

Впоследствии закончила клиническую ординатуру, потом аспирантуру в Медицинской Академии последипломного образования, защитила кандидатскую диссертацию и до выхода на пенсию работала доцентом на той же кафедре в Академии.

Автор более 50 печатных работ по своей специальности На пенсии с 2007 года. Много лет проживает в Купчине.

   

 

Увеличить

 

 

В 1964 году мы переехали в новую квартиру. Это были первые пятиэтажки на проспекте Космонавтов. Кругом была грязь по колено, ходили мы по деревянным мосткам, но как-то это не пугало, не только потому, что мы были молоды и это была первая отдельная квартира, но и потому, что в 10 минутах ходьбы была станция метро «Парк Победы», был Московский проспект, и вообще это был прекрасный Московкий район. За Витебской железной дорогой никаких домов не просматривалось, со слов соседей там находился совхоз, название его я забыла, и, якобы, там деревня Купчино, но она тоже не просматривалась.

В 1966 году, будучи совсем молодым врачом, я получила направление на работу участковым фтизиатром в 20-ый противотуберкулёзный диспансер, который находился в Волковой деревне. Незадолго до этого вышло постановление Правительства о предоставлении отдельных квартир больным с открытой формой туберкулёза и им давали квартиры во всех районах новостроек, в том числе и в этом. Больных было много, участки большие, но это не пугало. Была осень, дождливая, мокрая, грязная. В диспансере мне сразу выдали резиновые сапоги и талоны на оплату такси. Я спросила у своей медсестры, «это зачем?». Она мне ответила: «сегодня узнаете, мы едем на участок к больным». Вызвали такси, я спросила: «а на автобусе нельзя?» Она бодро ответила: «Туда автобусы не ходят, и вообще снимайте туфли и надевайте сапоги». И мы поехали в Купчино.

Конечно, это был полный кошмар. Уже были приведены в относительный порядок часть Будапештской улицы и проспекта Славы. По бетонным блокам там ездили тяжёлые машины. Но нам-то нужно было на Софийскую улицу. Наше такси заливало водой, водитель использовал всю нецензурную лексику, какую знал, и высадил нас не доехав до Софийской. Дальше мы шли пешком. На улицах Белы Куна и Софийской стояли отдельные девятиэтажные и пятиэтажные дома, между ними – пивные ларьки, где кучковались в основном наши больные, и радостно кричали нам: «доктора, мы здесь!», а на пустых больших пространствах были совхозные поля с капустой. Такими были мои первые встречи с Купчино. Ну уж сказать, что я неполюбила этот район – это ничего не сказать. Но работа есть работа. И молодость, ко всему относились с юмором. Кстати названий улиц на домах не было, а на будущей улице Белы Куна стоял щит, где была указана строительная организация, а дальше написано «строительство домов по улице Бело Конь». На следующий день на приёме я смеясь рассказала это больному. Он сказал «Да уж, написали... надо же было писать – белокунь». Я совсем растерявшись спрашиваю: «А Бело-Кунь, это кто?» А он совершенно серьёзно «Это рыба такая, сибирская». Так и жили в Купчино.

Тем временем строились дома, делались дороги, пошли автобусы, хотя и редко, а я ушла учиться в ординатуру и аспирантуру и забыла, думала, что навсегда об этом районе.

Однако, жизнь распорядилась по-другому. Так сложились семейные обстоятельства, что квартиру в Московском районе пришлось менять. Тогда ещё были советские времена, никакой продажи квартир ещё не было, возможен был только обмен (1980 год). И самая приличная квартира, которую мы нашли – была, не поверите! На Софийской улице! Правда за то время, что я там не была, улицы заасфальтировали, построили вполне приличные по тем временам кирпичные 14-этажные дома, торговые центры, подросли деревья и кусты, то есть стал обычный новостроечный район, Я сказала «сюда – ни за что»! Но, естественно, муж и сын меня уломали, пришлось согласиться.

Я не хотела здесь жить. Утром за пять минут я выбегала на Фарфоровскую, 10 минут и я на Московском вокзале, где недалеко и моя работа. После работы все продукты я покупала в центре, и тем же путём, не выходя ни на одну купчинскую улицу возвращалась домой. Потом была перестройка, весь город был в таком жутком виде (мусор на улицах, выбитые стекла в телефонах автоматах, выбитые двери в подъездах). Наверное и наш район был в таком же виде. Была ещё долго одна трудность у района – не было здания администрации, администрация была на Фонтанке, что было не очень удобно для управления районом.

Слава Богу, это время прошло. И район стал хорошеть на глазах. Здание администрации построили, дороги в порядке, транспорт ходит нормально, на улицах чисто, вдоль дорог растут цветочки, построили церковь и открыли Парк с памятниками погибшим бойцам-интернационалистам и погибшим сотрудникам ГРУ. Парк пока не очень ухоженный, но всему своё время. Я полюбила свой район, и больше всего – Парк интернационалистов. Зелёных зон в районе почти нет, а парк – единственный! Здесь круглый год тренируются и молодые и старые со скандинавскими палками, здесь бегают по утрам молодые и сильные, здесь гуляют мамы с маленькими детьми со всего района, каждый подходящий автобус выгружает мам с колясками, и, наконец, это единственное место, где могут погулять пожилые.

Мой нынешний дом расположен у перекрёстка проспекта Славы и Пражской улицы. Каждый день я вижу из окон Купчино и ставший мне близким и родным парк. Я, как и большинство жителей была уверена, что границы парка – это Бухарестская улица, проспект Славы, Софийская улица и улица Димитрова. Вместо кирпичного завода посадят деревья. Не тут-то было! В средине парка построили целую полосу многоэтажных домов от Бухарестской до Софийской. Часть парка, которая осталась вдоль проспекта Славы осталась как Парк Интернационалистов, а часть за домами стала Парком Пожарных. Теперь это уже не исправишь. Хотя парки остались узкие, но это единственные парки в районе.

Теперь у нас собираются отнять и это, то есть – построить в парке огромный торговый комплекс. Но кто-нибудь из властей хотя бы раз поинтересовался – нужно это жителям или нет. Как можно уничтожить единственный парк в районе. Чем мы будем дышать? Где будут гулять мамы с детьми? И куда деться пожилым людям?

О пожилых отдельно. Нам с мужем по 78 лет, с букетом болезней. Квартира маленькая однокомнатная, дачи нет, машины тоже нет, пенсия маленькая. Таких как мы в районе очень много. Район построен в 70-80-х годах. Въезжали молодые врачи, инженеры, рабочие. Теперь мы все стали стариками, среди нас богатеев нет. Мы выживаем на мизерные деньги, мы лечимся в районных поликлиниках, где не всегда по-доброму к нам относятся. У нас нет денег, чтобы что-нибудь купить в ещё более крупном торговом центре, чем тот, что у нас уже есть, но при этом мы ничего не просим и не требуем. Мы просим и требуем – оставьте нам возможность дышать, оставьте парк, без парка мы задохнемся.

И, наконец, последнее, опять о стариках. Парк – не только воздух для того, чтобы дышать. Парк – это одна из самых радостных составляющих эмоционального фона пожилых людей. Нынешние старики – это дети войны, это дети, выросшие без отцов не потому что отцы их бросили, а потому что отцы погибли на войне и дети не успели их даже запомнить, это все трудности, которые переживала страна и они вместе со страной. Старики одиноки даже те, которые живут с семьей, потому что детям-внукам, которые заняты работой, не до них. И парк – это та позитивная составляющая, которая помогает пожилым людям не просто выживать, а радоваться жизни. Когда утром я иду с палками по парку, то совершенно незнакомые люди говорят мне «доброе утро» или «физкульт-привет»! И все улыбаются! Вы часто встречаете улыбающихся стариков? Если нет, приходите утром в парк, посмотрите!

Я понимаю, скорее всего, нам не победить. Победят, как всегда, деньги. Наши чиновники принимают решения только за деньги, а совсем не на пользу людям. Недаром у них появилась фраза «цена вопроса». В моей молодости никто бы не понял – о чем речь. Пример уже был. На Софийской улице между домами 26 и 32 было небольшое пространство, где возник небольшой скверик. Он был маленьким неухоженным, но три скамеечки там были Мамы могли с детишками посидеть, старушки поговорить и книжечку почитать. Однажды прошёл слух, что здесь построят высокий дом. Старушки заволновались и решили бороться! Они (70-80 лет) вышли с лопатами, копали ямки и сажали деревца. А чтобы тронуть душу злодеев на каждое деревце прикрепили записочку с именем и званием родственника, погибшего на войне (дело происходило где-то вокруг 9 мая.) Прохожие, идущие на Фарфоровскую, останавливались и вытирали слезы. Вы думаете это кого-нибудь тронуло? В один непрекрасный день я ушла в 7 утра на работу, а когда вечером вернулась вокруг этого участка стоял четырёхметровый забор, который красили в синий цвет двухметровые дяди. Внутри участка работали какие-то машины (щелей в заборе не было). Старушки стояли в стороне и горестно качали головами. В результате выстроили огромный, пузатый, абсолютно не вписывающийся в архитектуру улицы дом. Вот вам и результаты борьбы. А зеленую территорию, пусть маленькую – уничтожили. Победили деньги!

Вот то, что я могла написать про моё Купчино. Я люблю свой район. Я не хотела бы жить ни в каком другом. Я благодарна нашей администрации, потому что район становится все лучше, красивее. Я благодарна нашей 56-й поликлинике за то, что на фоне разрушающейся медицины, она как-то исхитряется улучшать свою работу, делать ремонт, ставить новые лифты и даже выдавать бесплатные бахилы (что немаловажно для безденежных стариков)! Я благодарна неравнодушным людям, которые борются за сохранение нашего парка. Я ХОЧУ ЧТОБЫ ПАРК ЖИЛ!!!


Купчино, январь 2018 г.

  

        Реплика автора сайта

 

Мы познакомились с Альбиной Сергеевной на митинге, где я выступил с небольшой речью в защиту от застройки Парка Интернационалистов. Собственно, в защиту парка митинг и был организован. Мы разговорились, и выяснилось, что Альбина Сергеевна знает Купчино с давних времён и может об этом рассказать.

В рассказе Альбины Сергеевны значительное место уделено Парку Интернационалистов. Это не случайность. Много лет она живёт в непосредственной близости от парка и давно считает его частью своей жизни. А если у человека хотят отнять часть жизни, он будет сопротивляется. Вот и Альбина Сергеевна сопротивляется. Как может.

Марр – человек с активной жизненной позицией. И это, разумеется, вызывает уважение. Будучи уже пожилым человеком, Альбина Сергеевна вполне современный и активный член общества. Неплохо владеет современными технологиями, компьютером, интернетом. Вообще для интеллигентного человека всегда было нормой идти в ногу со временем. Только вот, если из-под ног выбивают дорогу, тут в одиночку не справиться. Но Альбина Марр не одинока. Вы с нами, мы – с Вами, и все мы вместе! Мы будем бороться!

 

Каталог петербургских сайтов Санкт-Петербургский рейтинг        Рейтинг@Mail.ru Анализ содержимого сайта

Новое на сайте  •  Гостевая книга  •  Алфавитный указатель  •  Ссылки  •  О сайте  •  Почта  •  Архив

 

© www.kupsilla.ru 2007-2018