Ленинград Кораблик

 

Купчино. Исторический район

Герб Купчино

 

  

Орден Красного Знамени

Орден Ленина

Орден Ленина

Медаль Золотая звезда

Орден Октябрьской революции

История    Современность    Перспективы    Путеводитель    Описания    Статьи    Архитектура    Транспорт    Фотографии    Видео    Разное

Поиск по сайту   

 

 

 

Кирпичный завод Пискарёвых,

который мог быть или не быть...

 

 

Начать этот рассказ, в основу которого положены архивные документы, можно с января 1912 года. Именно тогда в Строительное отделение Санкт-Петербургской земской управы от крестьянина Московской губернии Подольского уезда Вороновской волости деревни Беляевой, Константина Васильева Пискарёва, имеющего жительство на Ломаной улице в доме № 4, поступило заявление (прошение) о разрешении строительства временной напольной печи для обжига кирпича на принадлежащем ему, Пискарёву, участке в 3144,5 квадратных саженей близ деревни Купчино, по левую сторону от Царскосельской железной дороги, на шестой версте от Петербурга.

Но на самом деле у него конечно была предыстория. Ведь в своём прошении Пискарёв пишет, что хочет использовать участок, уже ему принадлежащий. Известно, что с 1909 года территория, о которой идёт речь авансом получила название "село Романово". Пустынная местность южнее границы города была включена в городскую черту, расчерчена на картах множеством улиц, коим также авансом придали названия, и предлагалась к продаже дачникам и вообще всем желающим. Вот в этом селе, на несуществующей в действительности Юзовской улице (в лучшем случае это была грунтовая дорога) и приобрёл участок за номером 5 (неподалёку от пересечения её с Козельской улицей) московский крестьянин-предприниматель. Название улице было присвоено по городу Юзовка Екатеринославской губернии Российской империи, ныне – Донецк (Донецкая Народная Республика), который город получил своё первоначальное название в честь основателя металлургического завода, британца Джона Юза.

Тут необходимо отметить, что имя крестьянина-предпринимателя, в официальных документах указывающееся, как Константин Васильев Пискарёв, в современном понимании звучало бы, как Константин Васильевич Пискарёв.

 

       

Схема территории

Заявление К. В. Пискарёва

План-чертёж печи с шатром

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 
 

В заявлении Пискарёв указывает, что местность, о которой идёт речь, пустынна и никем не заселена, а к тому, достаточно удалена от города, посему планируемое им предприятие не может никому причинить какого-либо дискомфорта. Что же за производство задумал Пискарёв? По сути, это кирпичный завод. Но, в отличие, например, от завода А. М. Кирсанова, у которого в документах указывались места выработки глины для производства, у Пискарёва в проекте заявлено лишь о строительстве печи для обжига с соответствующей инфраструктурой. Иначе говоря, предполагалось, что материал для изготовления кирпичей будет поставляться извне. Не менее любопытно, что везде в прошении Пискарёв использует слово "временная" применительно к печи с деревянным шатром над ней. То ли это уловка для получения разрешения на строительство, то ли у него были какие-то более масштабные планы на перспективу.

С известной долей условности участок, купленный некогда Пискарёвым сейчас можно было бы локализовать, как территорию, занимаемую школой № 213 (Белградская улица, дом 20, корпус 2) и стадионом около неё. Также приблизительно можно было бы очертить саму Юзовскую улицу, по восточной границе существующего ныне Яблоневого сада с продлением условной перспективы улицы на юг.

 

кирпичная печь Пискарева

Фрагмент карты 1913 года с отметкой предполагаемого места строительства печи Константина Пискарёва

 

Далее начинается длительная переписка – согласования, как сказали бы сейчас, с самыми различными государственными контролирующими инстанциями. Строительное отделение губернского правления рассылает во все, участвующие в этом процессе, ведомства соответствующие отношения и по получении заключений назначает заседание строительного отделения, которое и принимает решение о разрешении строительства.

На определённом этапе процесса согласований Пискарёву предписывалось лично явится к приставу Первого стана С.-Петербургского уезда, к коему и относилась территория планируемого строительства, и указать (по-видимому, с выездом на местность), где предполагалось возведение построек. И вот на этом моменте, вдруг, машина согласований начинает буксовать, вся переписка прекращается.

В адресованной Строительному отделению записке пристав 1-го стана сообщает, что Пискарёв к нему не явился, осмотр места планируемого строительства печи для обжига кирпича не произведён, посему разрешение на строительство выдать он не может. В свою очередь, пристав 4-го участка Нарвской части сообщает, что обнаружить Пискарёва по месту проживания на Ломаной улице в доме № 4 не удалось.

 

Записка о прекращении делопроизводства по заявлению К. В. Пискарёва

Полный размер

На основании этих документов составляется записка за подписью главного губернского архитектора П. П. Трифанова о том, что по указанным выше причинам производство по данному делу прекращено.

Куда же подевался Константин Васильевич Пискарёв, почему не пришёл к приставу и не завершил начатого им дела, остаётся только гадать. Хотя всё говорит о том, что случилось с ним чего-то очень нехорошее. Не исключено, что он серьёзно заболел, а может быть и скончался.

 

Минуло два года. В декабре 1914-го в то же Строительное отделение, но уже Петроградской земской управы поступило заявление от крестьянина, опять же, Московской губернии Подольского уезда Вороновской волости деревни Беляево. Однако на сей раз просителем был Алексей Константинович Васильев-Пискарёв, проживающий на Волковом поле, по Волжской улице, в доме № 5, на земле 4-го участка Нарвской части, то есть, на той же административной территории, на которой было и место жительства К. В. Пискарёва.

Нет ни малейших сомнений в том, что это никто иной, как сын Константина Пискарёва, вероятнее всего, вступивший в права наследства. Очевидно, пара лет понадобилась, чтоб оформить наследственное владение на тот самый участок на Юзовской улице, поскольку в заявлении он упоминается, как земля, принадлежащая на правах собственности уже Алексею Константиновичу.

Любопытно, что заявления по сути сходны. К началу 1915 года на территории, окружающей место предполагаемого строительства никто не проживает, и это отмечается в документе. К заявлению приложен план участка, схематический чертёж печи и карта-схема территории, скопированная с карты производства Суворина. Собственно, как и в заявлении Константина Пискарёва. Хотя, надо отметить, что карта-схема, приложенная к заявлению сына – более подробная и развёрнутая. За период, прошедший между подачами заявлений отцом и сыном Пискарёвыми, на Забалканском проспекте (ныне – Московский проспект) появился новый трамвайный маршрут № 16, что следует из сравнительного анализа представленных схем.

 

       

 

Схема территории

 

Заявление А. К. Васильева-Пискарёва

 

План участка

 

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

 
 

Своим заявлением Пискарёв младший запустил процесс, аналогичный тому, который ранее не довёл до конца его отец. Согласований было достаточно много. Основными требованиями к производству были, как ни странно это может показаться, экологического характера. При заводе надлежало оборудовать специальное отхожее место для рабочих, также предписывалось контролировать оных тружеников на предмет трезвого образа жизни. В документах отмечается, что, поскольку ожидается застройка прилегающих участков жильём, необходимо чтобы "от производства не заражался воздух и не причинялось беспокойства окружающим жителям".

В мае 1915 года на имя губернатора Петрограда было отправлена записка от имени товарища министра торговли и промышленности (товарищ министра, в современном понимании – должность, близкая по полномочиям к заместителю министра) к с извещением о том, что препятствий к строительству оное ведомство также не имеет. В июне состоялось заседание Строительного отделения Петроградского губернского правления, которое и постановило дозволить Алексею Васильеву-Пискарёву строительство печи для обжига кирпичей на принадлежащем ему участке. Об этом в деле присутствуют все необходимые бумаги.

 

         

Записка министру торговли и промышленности

Записка губернатору Петрограда

Протокол заседания Строительного отделения

Записка приставу 4-го участка Нарвской части

 

Полный размер

 

Полный размер

 

Полный размер

  

Полный размер

 
 

Согласно плану, на кирпичном производстве должно было ежедневно работать 40 человек. Отапливаться печь должна была дровами, коих необходимо было 400 кубических саженей в год. При этом за год планировалась выработка 800 тысяч штук кирпичей. Однако всё это, похоже, так и осталось планами. Как-то очень не везло москвичам на купчинских землях...

К настоящему моменту не удалось обнаружить каких-либо, заслуживающих доверия, сведений или свидетельств реальной деятельности предприятия Пискарёвых. Не исключено, что строительство и было начато, возможно даже завершено. Но вот об активном производстве говорить не приходится. Поскольку все необходимые документы были утрясены к концу 1915 года, можно предположить, что революции 1917 года подорвали благосостояние Васильева-Пискарёва и не позволили ему начать собственное производство. Сличение ряда карт и схем местности от 1915 года и позже не позволили выявить на них какие-либо признаки производства или хозяйственной деятельности.

На всех картах вплоть до 60-х годов XX века место это совершенно пустынное, каковым было и в момент покупки участка К. В. Пискарёвым. В лучшем случае тут располагались поля и огороды. Село Романово, впоследствии переименованное в Рылеево, как место компактного проживания, существовало, но было крайне немногочисленным и располагалось значительно восточнее описываемой территории. На аэроснимке 1941 года заметны два пятна, свидетельствующие об использовании участков. Возможно, это остатки бывшего предприятия Васильева-Пискарёва. Хотя более вероятно, что это уже совхозные предвоенные постройки.

 

фото с самолёта 1941 года

Фрагмент немецкой аэрофотосъемки Ленинграда 1941 г. (Склейка фрагментов)                                       Увеличить

 

В 2015 году увидела свет книга А. Л. Пискарёва "Мой дед Алексей Пискарёв", в которой описывались судьбы именно этой семьи. На странице 342 указано, что к 1914 году К. В. Пискарёв был владельцем кирпичного завода, а совладельцем был его сын Алексей. Это утверждение явно не соответствует действительности, хотя, нельзя исключать, что речь в книге идёт о каком-либо ином предприятии. Точного адреса завода в издании не имеется. На той же странице сообщается, что в 1917 году завод разорили, а в 1942-43 годах там был организован крематорий, а впоследствии установили памятник.

В ближайшем окружении известен лишь один подобный прецедент. Это кирпичный завод № 1 треста "Стройматериал", располагавшийся на территории нынешнего Парка Победы, действительно имевший дореволюционную историю. Однако по обнаруженным к настоящему времени данным, в начале XX века он к семье Пискарёвых никакого отношения не имел.

Известно, что в начале XX века производители кирпичей ставили клейма на свою продукцию. Соответственно, и продукция завода Пискарёва должна была бы быть ведома, как минимум, собирателям старинных кирпичей. Однако из бесед с коллекционерами выяснилось, что подобные клейма в собраниях не встречаются и информацией на эту тему знатоки клейм не обладают. Это, хоть и косвенный, но также аргумент за то, что завод Пискарёва (Пискарёвых) никогда продукцию не производил.

 

Каталог петербургских сайтов Санкт-Петербургский рейтинг        Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Анализ содержимого сайта

Новое на сайте  •  Гостевая книга  •  Алфавитный указатель  •  Ссылки  •  О сайте  •  Почта  •  Архив

 

© www.kupsilla.ru 2007-2019